Шейлок Глузман он же Sam Glassman

Бабушка Ася

Многие  наши родственники рассказывали, что мой дед Айзик Глузман ездил в Америку к младшему брату Шейлоку. По дороге в Америку его ограбили и задержали на таможне в Америке. У меня не было полной уверенности в правдивости этой истории.-в семьях часто хранятся фантастические предания о былом величии. Дед был кузнецом, и судя по всему, не очень богатым. Что можно украсть у несчастного эмигранта?

Цель его поездки не очень понятна. Туризмом тогда не занимались и оставлять жену с маленькими детьми крайне неразумно. Какое-то время он пробыл у Шейлока в Бостоне и вернулся обратно. В семье была ещё одна легенда про клад, найденный братьями, но однозначного подтверждения этому я не нашла, хотя многие приметы для этого имеются. Сюда же и вписывается мало понятная поездка деда за океан. По одной из версий он вёз брату его долю. Шейлок с Айзиком поддерживали связь до 1935 года. Последнее время переписку вел мой отец. Я запомнила его слова, что у Шейлока было четыре сына, а старшего звали Мотл. Никакой другой информации для поиска у меня не было.

Про историю, из-за которой Шейлок оказался в Америке я слышала от тети Дверы, и дяди Моти, и ни политического, ни экономического характера она не носила.

По словам дяди Моти Глузмана, это произошло когда  мама дяди Моти собиралась произвести его на белый свет (Он родился 7августа 1910 год). Замечательный рассказчик дядя Мотя красочно описывал последний подвиг Шейлока, после которого родня прятала его, а оформив документы, срочно отправила подальше от греха в Америку. Шейлок был Робин Гудом, защитником прав угнетенных и животных.

Вот эта история. Какой-то крестьянин, приехавший из села, на потеху окружающим решил подразнить их корову, которая паслась недалеко от дома. Шейлок, обладатель бесшабашного боевого характера, заметил непорядок и пошел заступаться за бедное животное. Завязалась перебранка, у крестьянина тоже нашлись сторонники, которые тут же начали громить прилавки еврейских торговцев, стоявшие вдоль дорог к базару. Шейлок, забежал в кузницу и плотно закрыл за собой дверь. Однако, толпа любителей погромить евреев наседала. Шейлок схватил в кузнице, то, что попалось под руку, а попались ему огромные кузнечные клещи, выпрыгнул из бокового окна и стал ударами с тыла бить погромщиков. Сколько людей при этом было ранено-неизвестно. Известно, только то, что пострадал полицейский, наблюдавший за погромом, (некоторые говорили, что он даже был убит). Шейлок с молодой женой прятались от правосудия у родственников в Лугинах, а когда были готовы документы, Шейлок сразу же покинул местечко.

Всё это была предыстория о информации, которой я располагала при поиске легендарного Шейлока Глузмана и его потомков в Америке.

В 2005 году я занялась построением родословной для моих внуков. Поисковые системы еле работали. Тем не менее, информация с острова Эллис о американских иммигрантах уже была доступна. Я рассматривала каждую строчку всех прибывших с 1909 по 1911 год с фамилией Глузман, Глозман, Глазман, Глусман, Глосман, Гласман, Глуссман, Глоссман, Глассман.

Среди многих созвучных фамилий я нашла целых два манифеста моего деда Айзика. Один о прибытии в Америку, а второй о задержании его на таможне.

Появилась точная дата приезда: апрель, 1911 год. У деда фамилия была написана почти правильно- Glasman; жена, оставшаяся в Новограде Волынском, тоже правильно- Фейга, а город, откуда приехал Zwill, чему я не удивилась, потому что это старое название города, которому в наше время опять вернули историческое название Звягель (на идише наши предки говорили просто «Звилл»). На вопрос: «К кому и куда едете?», дед ответил, что он едет к брату Сэму Глассману, а дальше город Бостон и неразборчивый адрес. Подтвердилось, что дед Айзик в самом деле ездил в Америку к брату.

Следовательно, Шейлок приехал до апреля 1911 года. Начинали совпадать даты из семейных преданий. Дядя Мотя родился в августе 1910 года, и история с коровой была в 1910 году, значит Шейлок приехал в Америку с июля 1910 до апреля 1911 года. Опять я перебирала все варианты написания фамилии Шейлока, но ничего подходящего не находила. Тогда стала искать все по тем же фамилиям, но в конце добавила два «н» Глузманн, Глозманн, Глазманн, и нашла, то что по многим признакам мне подходило.

Glassmann Shoel 23 лет из Новограда Волынского. Прибыл 26 сентября 1910 года. Рост 5. 9’, едет в Бостон к дяде Мордко Тейтельбауму. Написание фамилии и имени не совсем соответствуют, но рост-высокий, как у многих наших родственников, едет в Бостон. Новоград Волынский не такой большой город, Глузманов там не так много. В манифесте написано, что в Новограде Волынском у него осталась жена Идес. Появилось три варианта имени: Шейлок, как звали дома, Шоель, написано в корабельных документах и Сэм, как его записал мой дед в декларации. В фамилии тоже разные варианты написания : Глузман, Гласман, Глассман, Глассманн, но что очень важно, что появилось имя жены: Идес.

Дальше я стала искать документы о натурализации Шейлока в Америке. Там должно быть новое имя, которым Шейлок стал пользоваться. В списках натурализации подтвердилось, что больше нет ни Шейлока, ни Шоеля, а появился новый американский гражданин Сэм Глассман. Его жена стала не Идес, а Эллис. Но это не конец-имена потом еще более «американизируются». С фамилиями при натурализации американцы проступили очень просто- все Глузманы, Глозманы, Глазманы и т.д. были стандартизованы, все получили одну фамилию GLASSMAN.

Круг моего поиска сильно расширился, после чего дальнейшие поиски Шейлока я сочла бессмысленными и отложила до лучших времен. Через много лет, в 2019 году в интернете появились Метрические книги Новограда Волынского и окрестных местечек. Я опять вернулась к поиску легендарного Шейлока.

Архивы сохранились не все, но мне повезло, в метрических книгах я нашла запись о рождении моего деда Айзика, его семи братьев и одной сестры записи велись на русском языке и идише. Фамилию по-русски писали то Глузман, то Глозман, имя отца писали то полностью Эли Мордко, то Мордехай, а то просто Мордко или Мотя, но имя матери у всех братьев Глузман написано одинаково: Сура Шевель Гершевна Ингаль, что не вызывало сомнений в их родстве.

В метрической книге Новограда Волынского за 1887 год есть запись о том, что у Мордки Давидовича и Суры Шевель Гершевны Глузман 7мая 1887 года родился сын Шевель. (уже четвертый вариант имени одного человека!). Если он при рождении записан, как Шевель, то понятно, что Шейлока назвали в честь деда по материнской линии, и где-то встретится его второе имя Герш и он будет записан как его дед: Шевель Герш. Дата рождения в метрической книге  совпадает с записью в документе натурализации, что говорит о том, что поиск идет в правильном направлении .

В Америке, и даже в Бостоне много людей с именем Сэм Глассман. И, наконец, появилась самая главная находка, которая дала возможность ограничить поиск.

В метрической книге за 1911 год  записано: «2.11.1911 года в Новограде Волынском. «Отец мещанин Лугин Овручского уезда Шевель, Эля Мордухович Глозман; мать Идес, дочь Гершка Мельцера, родилась дочь Хая Тема».

Отец семейства (Мордко он же Эли Мордко, он же Мордехай) числится мещанином города Лугины, хотя жил в Новограде Волынском, и дети его родились в Новограде Волынском. Удивительно, что когда сыновья Эли Мордки выросли, и у них родились свои дети, то даже внуки всё равно продолжали считаться мещанами Лугин. Таким образом сохранилась память о предыдущем месте жительства, и предков Эли Мордки я успешно нашла в ревизских сказках Лугин.

Если раньше я знала имя жены Шейлока из манифеста пассажира острова Айленд -Идес, при натурализации имя изменилось на Еллис, а из метрической книги Новограда Волынского за 1911 год я узнала её девичью фамилию-Мельцер.

Дальше мне надо было выбрать из множества Сэмов Глассманов такого Сэма Глассмана, у которого жена имеет девичью фамилию Мельцер. Девичья фамилия матери пишется в свидетельствах о рождении её детей. Чтобы узнать имена детей и их количество я обратилась к переписям населения, которые делаются в Америке каждые 10 лет. При поиске в переписи населения за 1930 год по имени Сэм Глассман и дате рождения 1887 год нашлось три Сама: их жен звали Фанни, Двойра, и Алис. Только тот, у которого была жена Алиса, жил в Массачусетте, два других жили в Иллинойсе и Нью Йорке. Я стала собирать информацию о Самуэле и Алис Глассман. Тут уже не было никаких сомнений, что Шейлок Глузман найден.

По переписи 1930 года у них 4 сына и 3 дочки. Количество сыновей совпадает с тем, что говорил мой отец! Старшего сына зовут Макс, вполне американское имя. 

Удивляет, что в переписи 1930 года одного из сыновей зовут Самуэль. Как при живом отце назвать сына его именем? Не по-еврейски. Смотрю подлинник. Оказывается, на странице не хватило места, и чтобы двое младших детей не потерялись от своего отца, писарь повторил имя отца на следующей странице еще раз, а имя 10-летнего Бернарда записал в соседней колонке. Когда переносили списки в компьютер, оператор ничего не заметил и просто перепечатал колонку. Так получился вместо Бернарда Самуэль.

    Я сравнила имена детей из переписи 1930 года с переписью 1940 года. Здесь старые ошибки исправлены, сделаны новые. Бернарда напечатали первым, зато имя Эдварда сократили, присоединили к Давиду, получился один человек с двойным именем Эдна Давид. На самом деле это Эдвард и Давид. Нет в списке  дочери Мари. Можно предположить, что она вышла замуж и не живет в Суффолке. Зато появился новый член семьи Самуэль Клейн муж старшей дочери Инесы, американизированное имя которой, вызывает некоторые вопросы.   

По именам, взятым из переписи, я нашла свидетельства о рождении детей Сэма и Алиcсы. У старшего сына Макса девичья фамилия матери Мельцер, но имя ещё более американизировано: Алис. У других детей имя отца пишется то Сэм, то Самуэль, но имя матери всегда Алис Мельцер.

В 1940 году старшая дочь Шейлока, которая родилась ещё в России и была названа Хая Тема, в 1930 году записана Ида, в 1940 году стала Инес. Как так изменилось имя? Это прояснилось значительно позже, когда я стала искать захоронения с помощью «Find a Grave». Оказалось, многие евреи, даже родившиеся в Америке, ещё помнили свои еврейские имена и на могилах возле английских имен писали имена на иврите.

 Как показали дальнейшие исследования, распространенное имя Хая часто имело очень неожиданный перевод на английский: «Ида», а там уже и более благозвучное Инес, а на иврите написано полученное при рождении её еврейское имя «Хая». 

Здесь же встретилось и  полное двойное имя её отца, названного именем его деда по материнской линии Шевель Герш.

На могиле Макса, старшего сына Шейлока, написано еврейское имя «Мотя». Кстати, у всех братьев и сестер Шейлока, оставшихся в Украине, старший сын носил то же имя в память об деде полное имя которого Эли Мордко, а по домашнему его звали Мотя. Правду говорил мой отец: старший сын Мотя!

На могиле Эдварда Глассмана тоже полное двойное имя отца только Герш перевели с идиша на иврит вышло Шевель Цви, но не забыли, что он коен. То, что мужчины нашей семьи коены сомнений нет ни у кого.

На могиле Сэма Глассмана, умершего в 1974 году, наряду с американским именем Сэм написано на иврите домашнее имя: ШЕЙЛОК сын Моти. Это последнее подтверждение того, что я нашла Шейлока. Теперь можно с уверенностью считать, что Сэм Глассман и Шейлок Глузман один и тот же человек.

Поиск Шейлока Глузмана, оказавшегося Самуэлем Глассманом закончен. Я нашла место его захоронения, имена его семи детей. Я положила виртуальны цветок на могилу моего двоюродного дедушки Шейлока и его жены. Поставила старинную фотографию его родного города Новограда Волынского. Такой же цветочек я положила и всем семи  детям Шейлока.

Первое поколение американских родственников, детей Шейлока, уже покинуло наш мир. Последний из них Бернард (младший сын Шейлока) умер в возрасте 101 года в 2020 году. Следующее поколение — мои ровесники, жители Массачусетс, Флориды, Калифорнии, мои троюродные братья и сестры с несколько изменённой фамилией Глассман.

У Американцев принято давать некрологи с именами скорбящих в газетах. Имена моих троюродных братьев и сестер я нашла по некрологам их отцов. По социальным сетям познакомилась с интересами и увлечениями, потомков Шейлока, но не хотела быть навязчивой и не пыталась связаться с ними. Они сами связались со мной, заинтересовавшись виртуальными цветочками, положенными мною на могилы их родственников. В апреле 2022 года я получила письмо из Америки от внуков Шейлока. Они были удивлены странным совпадениям наших фамилий.

Я представилась моим вновь обретенным родственникам, описала историю нашей семьи. Они с восторгом узнали о своих корнях. У них сохранилось такая же открытка с видом Новограда Волынского, которую я прикрепила к цветочку на могиле Шейлока, только значительно лучшего качества, с надписями на русском языке, которые они не могут прочитать. Они прислали старые фото Шейлока из Новограда. Мы переписываемся. Оказалось, что у Шейлока в Америке  больше потомков, чем у всех его братьев и сестер, оставшихся в Новограде Волынском. Сейчас там вообще нет не только наших родственников, но и вообще нет  евреев.